Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава

Вереница похорон. Сбитые в бою товарищи. Погибшие во время катастроф друзья. Ушедшие навечно ровесники, учителя, предки...

«Ну что, командир, на пуск?» – возвратил в происходящее Афанасьича глас бортача. Зиновьев молчком кивнул головой и, отметя в сторону все стороннее, обычно опустился в вереницу манипуляций с переключателями и тумблерами, провождающими процесс оживления Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава застоявшейся вертушки.

А в воздухе он ощутил себя просто и свободно.

Утихла боль в позвоночнике, порожденная порухой под заглавием «остеохондроз», нескончаемой спутницей вертолетчиков. Остались понизу, на земле, задачи с устройством внука в детсад. Груз прожитых лет, пот, кровь и слезы остались за кабиной. Он опять ощутил себя «вьюношей», свободным Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава от всего.

Ну-ка, ручку на лево и на себя, педалькой чуток прижать и.... пошли-и-и-и. Боевой разворот. Оп-п-п-а-а-а. Наверху. Ручку от себя. Прямо. Педали выровнять. Пикирование. Приборы? Начхать. Не глядим. И так все понятно. Позже глянем. Ручку на право. Сейчас на Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава себя. Шаг вниз. Еще. Правую педаль засуропить до упора. Форсированный разворот. Что это, Ваня, щека у тебя задергалась? Не боись, не уроню, ни машину, ни тебя, бортача. Вот так. Скорость. Вот здесь мы придержим, и никуда она не уйдет. О как! Ну что, правак, прекрасно? Обучайся, засранец, пока я Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава живой, так для тебя никто не покажет, чтоб все на местах было, как на полочках. А вот этого ты никогда больше не узреешь, воронка именуется. Опа-па-па. Шо, ошалел? А вот хвостом наружу. Это для тебя не на Яке спортивном, это только вертолет могёт. И даже может. А хвостом Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава вперед ты на самолете пробовал? Вот то-то же.

А то списали с истребителей на вертушки и ты угас? Да нет, брат, у нас острых чувств поболее будет. Ну-ка, где скорость больше чувствуется, на высоте 10 тысяч, при девятистах по прибору, либо на 20, с двести пятидесяти? Че ноги Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава под сидение вжал? Мы и на 5 в Чечне прогуливались. Очень так как жить хотелось, а не от хулиганства. Снова же, истребитель, он, как снаряд, выпущенный из пушки, – заблаговременно всегда предопределено, откуда взлетит и куда сядет. Мы же вправду подобны птицам, к аэродромам не привязаны, куда с высоты заприметим сесть, туда и сможем Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава. Просто.

Ну вот. Задание в зоне окончил, прошу вход в круг к третьему. Сообразил, разрешили...

Топаем домой. Тогда, в 70 3-ем, заканчивая курсантские полеты, он так же ворачивался после последнего полета на аэродром на Ми-1, верно осознавая, что больше на этой милой малеханькой машинке полетать не доведется. Знал, что Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава впереди – другое время, другая техника, другие полеты...

С цветом светлой печалься в душе он старался впитать в себя чувства этого полета, старательно запоминая запахи, звуки, вибрации, виды, открывавшиеся из кабины, и сам образ расчудесной красавицы-машины, остающейся навечно в уже прошедшем времени, которому она принадлежала. Так и на данный Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава момент, стараясь по капле испить до конца мгновения полета, отпущенные ему судьбой, он скупо всасывал, раскрыв навстречу все свои чувства, сейчас уже последние крохи счастья пребывания в небе...

Толчок. Земля... Ну вот и все...

Прощай, вертушка. Еще увидимся. Во сне. Молвят, после увольнения нередко во сне летают... Либо... Не Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава знаю, есть ли у машин рай, куда их души попадают после разделки, но ты его точно заслужила...

Прощай!..

Виктор Афанасьевич Зиновьев погиб через два года после увольнения в припас. Отказало сердечко.


АВИАЦИОННЫЕ БАЙКИ


ВВЕДЕНИЕ

Будучи убеждённым, что большая часть читателей, приступая сходу к основному блюду чтива, игнорируют раздел книжки Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава под заглавием «предисловие», создатель отважился на небольшую хитрость, заменив вступление коротким введением.

А зачем, фактически? Ну, наверняка, для того, чтоб поведать, откуда взялось содержание этого повествования.

Написав первую книжку, рассказывающую в главном «о боях, товарищах», создатель задумался о том, что жизнь состоит не только лишь из войн и перемежающихся Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава периодов подготовки к ним. В ней хватает места и для других эпохальных событий и величавых свершений, также для будничных, неприметных для окружающих, дел и делишек, сероватых, схожих друг на друга, дней, и, иногда изматывающей собственной нудятиной, ежедневной суеты.

На этой величавой сцене раз в день разыгрываются то катастрофы, то комедии Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава, водевили сменяются драмой, фарс перемежается с пасторалью, и т.д.

Наверняка, всё это типично, в том числе, и для жизни в авиации. Просто в ней, в этой особенной сфере людской деятельности, действия протекают более быстро, эмоции еще насыщеннее, а по части перемежающихся событий, наверняка, нигде так не намешаны ситуации, связанные Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава то с юмором, то с трагедиями.

В протяжении более 30 лет активной деятель-ности в авиации создателю довелось участвовать в почти всех таких событиях самому, и потому он готов ручаться за полную их достоверность. Другие, приводимые в предстоящем тексте «случАи», были почерпнуты из рассказов коллег при совместном принужденном ожидании вылета Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава на промежных аэродро-мах, на дружественных посиделках, в курилках, и других местах, где есть хотя бы пара лётчиков, готовых поделиться пережитым, увиденным и услышанным со своими товарищами. За докумен-тальное соответствие реальности в их изложении тяжело было бы голову на плаху положить, но разве желающих услышать занимательную историю это когда Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава-нибудь смущало?

Проф юмор, имеется в виду юмор в определенной профессии, имеет, естественно, всюду свои особенности. Есть свои аспекты и в авиационном юморе. Но, думается, что они будут понятны широкому кругу читателей, ведь все мы когда-нибудь летали, ну, хотя бы во сне. Ну и небеса над нами для Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава всех - одни…


ЧУДЕСА В НЕБЕСАХ

Этот случай происходил ещё в русские времена, когда военная авиация нашей величавой и могучей страны нуждалась во огромном количестве лётчиков для укомплектования собственных бессчетных полков и эскадрилий. Большая, отлично отлаженная машина системы подготовки кадров безостановочно работала над тем, чтоб из вчерашних безусых юнцов сделать всеполноценных Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава пилотов боевых кораблей.

Раз в год крылья обретали тыщи юных романтиков неба. Желающих приобщиться к семейству « небожителей» было ещё больше, причём намного, так что выбирать тогда было из кого. Потому и аспекты отбора были жёсткими, ну и в процессе становления на крыло довольно было тени сомнения по Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава хоть какому поводу в кандидате, чтоб свирепо с ним расстаться, время от времени в полшаге от выполнения его священной мечты. Что делать, такая была диалектика этого периода, когда брали и числом, и умением. Числилось, что экономичнее расстаться со случайными в авиации людьми как можно ранее, ежели позже, когда затрачены большие средства Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава на подготовку их до нужного уровня.

Итак вот, в составе этой большой системы, на одном из учебных аэродромов, под заглавием Ханкала (тогда это заглавие ещё не ассоциировалось с следующими чеченскими событиями) в благословенные мирные времена, происходили обыденные УТП (учебно-тренировочные полёты).

Летали в этом учебном полку Краснодарского Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава училища на L-39, роскошном двухместном самолёте чехословацкого производства. Один из курсантов делал на этот чудесном аппарате самостоятельный полёт в зону, другими словами во 2-ой кабине никого не было.

Ранешняя осень. Погода красивая, солнце, силясь протиснуться через слоистую облачность, время от времени мажет своими лучами по щеке. Движок поёт ровненькую Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава песню, мелодично присвистывая, и совместно с движком у курсанта душа тоже поёт. Настроение у курсанта замечательное. Скоро выпускной госэкзамен, а там - лейтенантские погоны, и жизнь военного лётчика, полная восторгов и приключений. И всё то у него складно так выходит: и машина послушлива, и как раз после посадки на Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава старт смачный обед привезут, а вечерком в клубе - танцы, куда одна женщина должна придти, и вообще- жизнь великолепна и изумительна!

А нужно сказать, что погода в тот денек, невзирая на снаружи невинное состояние, имела некие особенности. Редко так бывает, но, все же, конкретно в тот денек состояние атмосферы характеризовалось Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава наличием в ней завышенной электризации. Ну, так бывает. Не вдаваясь в подробности авиационной метеорологии, чтоб не наскучить непосвящённым, скажем только, что при таких критериях на самолёте на выступающих частях образуются заряды статического напряжения, которые, накопившись, естественным образом стремятся разрядиться.

При всем этом появляются фантастические по красе всполохи, которые ещё именуют Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава «огнями святого Эльма».

Вот и наш курсант, завидев на крыльях сине-белые жгуты электронных разрядов, отвесил сначала челюсть от удивления при созерцании неслыханного доныне расчудесного явления. Через какое-то время, взяв себя в руки, будучи дисциплинированным пилотом, отважился доложить РП[8]1 об увиденном. При всем этом, из-за неординарности Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава ситуации и отсутствия почему стандартной фразеологии, облекая доклад в очень своеобразную форму: «Я 324, нахожусь в пятой зоне. У меня здесь по крылу будто бы черти бегают!...»

На вышке управления полётами, называемую в авиации КДП (командно-диспетчерский пункт) появилась напряжённая пауза.

РП, старый, видавший всякие виды майор, конвульсивно мозговал, пытаясь вдуматься в сущность Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава происходящего. В конце концов, сглотнув слюну, и пытаясь придать голосу по способности нежные интонации, отчего его речь заполучила странноватый иезуитский колер, произнёс в «соску» (микрофон) полностью адекватную команду: «Я сообразил, сынок. 324, заканчивай задание в зоне, подходи по касательной к третьему развороту круга». Ну и дальше, как положено Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава: « Так, так, молодец, выпускай шасси, закрылки не забудь, повнимательнее в створ полосы входи. Вот так, вот так, попридержи ручку, чуток на себя, сейчас тихонько тормози. По 2-ой рулёжке заруливай на заправочную. Ага, выключай там…».

И не успел курсант открыть фонарь кабины, как к самолёту, визжа тормозами, быстро подкатила «санитарка», в Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава которую два дюжих санитара впихнули не успевшего даже опамятоваться беднягу.

Вжик. И санитарка доставила его в лазарет. Вжик. И ошалелого от всего происходящего курсача отстранили от полётов. Вжик. И отчислили его из училища по нелётной статье в 2-ух шагах от счастья. На всякий случай. Не достаточно ли что Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава ему ещё когда-нибудь привидится. Курсантов у нас много. Желающих- ещё больше…

Приблизительно через неделю после чего варианта в том же полку, на том же аэродроме опять происходили курсантские полёты. Вобщем, что ж здесь необычного.

Ведь тогда в училищах летали по 5-6 дней в неделю, и небо ежедневно обычно гудело от огромного Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава количества голосов реактивных движков учебных машин.

Вот и в сей день шли рутинные полёты. По кругу. В зону. По маршруту.

В воздухе – до полусотни машин. На кругу только штук 6. Погода? Да ничего погода, обычная. Осадков нет. Видимость - «миллион на миллион». Облачность ровненькая, как купированная снизу на высоте 600 метров.

И Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава высота полётов по кругу установлена тоже на 600 метров, так что в сей день немножко килями вертикального оперения самолёты облачка не достают. Нормально, болтанки нет, не горячо, не холодно. В общем, летать в эту полётную смену было достаточно комфортабельно.

Вот и летят в одной из машин курсант с Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава инструктором, выполняя самый простый полёт по кругу. 1-ый разворот. 2-ой. 3-ий.

Инструктору горячо. Инструктору скучновато. Ему смертельно охото в отпуск. Туда, на море, где белоснежный песок и клики чаек, нежная волна и холодное пиво. Где нет выматывающих душу к концу сезона каждодневных тренажей и осточертевших кругов вокруг аэродрома с тупыми Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава курсантами в фронтальной кабине. А ещё лучше - принять предложение друга и отправиться с ним на рыбалку в Карелию, дней так на пять-шесть. А-х-х-х-х-х-х!

И здесь минутную мечтательность инструктора оборвал глас курсанта из фронтальной кабины, докладывающего по СПУ[9] бодреньким голосом: « Выполняю Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава четвёртый разворот. Наблюдаю, что к третьему развороту летит трактор, по-моему « Беларусь». Доложить РП?».

Инструктор одномоментно стряхнул с себя остатки расслабухи и на рефлексе прорычал в ответ: «Я те доложу! Что, хочешь, чтоб тебя тоже списали?»

Воспоминания от предшествующего варианта были ещё у всех свежайши.

Но, повернув голову на Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава право, инструктор обомлел: вправду, к третьему развороту летел трактор «Беларусь»!

«Ну всё, долетался»,- помыслил инструктор. «Господи, ну почему это всё мне досталось! По 20 два круга в денек с курсантами, 6 дней в неделю. Затрахали, гады!». Лицезрев, что курсант тоже норовит приглядеться к чуду, летящему в небе, инструктор опять прикрикнул на него: - « Не Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава отвлекаться! Всё внимание заходу на посадку! Выдерживай обороты! Высота! Скорость!» А сам опять повернул голову, изо всех сил желая, чтоб наваждение пропало. Но нет. Картиночка не пропала. Ему даже показалось, что трактор глумливо помахал ему колёсами и покивал носом! Инструктор попробовал ущипнуть себя за ляжку. Больно. Но Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава это не изменило ситуацию. Трактор упрямо не желал уходить с небесного экрана.

«Так. Расслабленно. Сейчас сядем, бог даст нежели, и спишусь к едрёной фене! Два года до пенсии осталось, задумывался, дотяну. Нет, не вышло. Ну да, с этими-то дуболомами дотянешь, как! Дадут они для тебя… Вот и у нас, наверняка Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава, тоже, на здоровье мозгов сказывается такая работа!»

Такие вот невесёлые мысли бродили в голове у человека, продолжавшего, невзирая ни на что, обычно меж делом держать под контролем полёт, осматривать воздушное место, отмечать механично ошибки курсанта в пилотировании, чтоб позже, на разборе вспомнить о их…

А взор непроизвольно всё Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава почаще обращался туда, в эту таинственную область небесного свода, где творилось «то, чего вообщем не может быть»…

Вдруг, на кругу, после третьего разворота, как раз над аномалией, всё более явственно стали проступать контуры большущего исполина-красавца вертолёта Ми-6, выныри-вающего на понижении из туч. Он меркло поблёскивал в мутном Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава, рассеянном облачностью свете своими крутыми боками и под ним показывалось устройство наружной подвески с длинноватым тросом. А уж вот на конце этого троса-то и болтался, вызывающе вихляясь из стороны в сторону трактор «Беларусь»! Оказалось, что сам-то вертолёт-гигант тоже на 600 метров в облаках шёл, а его подвеска Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава была так длинноватой, что трактор оказался под нижней кромкой облачности!

КАК МЫ ЛЕТАЕМ

Аэродром Моздок сначала первой (1994-1996 г.г.) чеченской кампании постсоветского периода представлял собой истинное вавилонское столпотворение. Вокруг взлётной полосы понапихано неограниченное количество разнообразнейшей авиационной техники всех силовых ведомств. Здесь для тебя и большие транспортники, и шустрые штурмовики, и стильные фронтовые Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава бомбёры, и вертушки всех мастей и предназначений, притулившиеся кто, где сумел.

По перрону и рулёжным дорожкам сновали грузовики и санитарки, командирские уазики и начальственные « Волги», что совсем невообразимо на обычном аэродроме в мирное время, так что заруливающим на свои места экипажам приходилось держать ухо востро.

Группе Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава управления полётами приходилось ежеминутно обеспечивать взлёт и посадку, несмотря на погоду, прилетающих и улетающих в различных направлениях бортов. Воздух над аэродромом, раскалённый от рокота огромного количества сразу работающих движков, гудел до глубочайшей ночи, ну и за полночь часто оглашался звуком запоздавшего борта, либо приблудившейся вертушки.

Шла война. Летали тоже Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава по-боевому, не всегда скрупулёзно соблюдая устоявшиеся авиационные правила.

Только-только освободили Суровый. Аэропорт столицы Чечни ещё сохранял следы величавой битвы за город и его округи. Здание аэровокзала напоминало о картинах кинохроники времён Сталинградской битвы, другими словами от него остался только остов с битыми стёклами вокруг. На перроне валялись скелеты Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава сожжённой техники аэродромного обеспечения. Чуток поодаль торчали хвосты разбитых дудаевских самолётов. На полосе и рулёжках- полуметровый слой грязищи, натасканной танками и бронемашинами наших доблестных войск. В общем- вид традиционной разрухи…

И нужно ж такому случиться, что конкретно в этот период приспичило бюрократами из ОБСЕ срочно посетить освобождённый город, чтоб Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава удостовериться, не забижает ли кто чеченцев при ведении федералами Рф боевых действий. Ну и для полёта комиссия зафрахтовала штатский самолёт Ту-134 с штатским, соответственно, экипажем славной авиакомпании «Аэрофлот».

Самолёт с миссией благополучно приземлился в Моздоке, и командир экипажа, как положено, направился на КДП (командно-диспетчерский пункт), чтоб получить « добро Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава» и условия для полёта по предстоящему маршруту в аэропорт Суровый, также взять метеосводку и подписать полётный лист. Продираясь через толпы непонятного вида людей в лётных комбинезонах, с трудом нашёл он в закутке весёлого вида прапорщика, позиционировавшего себя, как «диспетчер». Нужно сказать, что в военной авиации понятие « диспетчер» значительно Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава отличается от этого термина в штатском воздушном флоте. На предложение командира корабля подписать полётный лист и довести ему условия предстоящего полёта, прапор кратко, и, с некой толикой недоумения, ответствовал ему:

«Ну и лети для себя на здоровье».

У вальяжного командира, избороздившего все просторы нашей страны на комфортном, престижном воздушном судне, привыкшем Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава к строжайшей регламентации каждого движения на воздушных трассах, такая краткость вызвала шок. «А как вы тут на Грозный-то летаете?», - опять начал допытываться неугомонный воздушный праведник. «Да ты выйди на крыльцо, и спроси у хоть какого лётчика, как они летают на данный момент на этот самый Суровый, и Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава будет для тебя счастье», - пробурчал прапор и стремительно скрылся в собственной конурке. Совсем опупевший командор на ватных ногах выплыл на крыльцо и точно, завидел чуток в стороне от ступенек, судя по лётной кожанке, в которую тот был облачён, летуна, вдумчиво мусолившего сигарету.

Вся обычная, десятилетиями взрощенная системой, спесь, в момент Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава слетела с штатского авиабосса и он, как-то даже пришаркивая, подошёл, подобострастно заглядывая в глаза, спросил у военного:

- Простите, вы лётчик?

- Да, а что?

- А на Суровый Вы летали?

-Да, только-только прилетел.

- Как Вы туда летаете?

- А, ну до боли просто.

Пилотяга ловким щелчком запулил окурок подальше Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава, отследил его линию движения и продолжил.

- Ну, означает, так. Взлетаем с главным курсом на запад, независимо от ветра. С восточным - опасно, на том конце аэродрома пехота стрельбище развернула. Позже падаем на ПМВ[10] и выходим на русло реки Терек. Вот эту деревню, и эту, и эту обходим стороной, там, молвят Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава, зенитки лицезрели, не добили ещё. Доходим до села Толстой Юрт и лезем на Терский хребет. Туда - по длинноватой авто дороге, которая на лево петляет, обратно- по недлинной, которая прямо с горы впрямую идёт. Сваливаемся в равнину, а там и полоса уже видна. Вот и всё!

У отвесившего челюсть командира лайнера дар Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава речи восстановился приблизительно к концу 2-ой сигареты, которую военный ас не преминул раскурить, всё так же вдумчиво вглядываясь в «дальнейшее пространство».

- «А РСБН, ПРМГ, ДПРМ, БПРМ[11] какие там, частоты знаешь?», - только и сумел прохрипеть штатский воздушный кучер.

- Да ты чё? Там только один ближний привод сохранился Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава, и тот на перроне под охраной стоит.

На этом диалог завершился, потому что военный пилотяга, одномоментно утратив вид дураковатой задумчивости, сорвался с места и быстро пропал в направлении стоянок. А тем временем управление авиационной группировки военной авиации, проникшись значимостью задачки по обеспечению миссии, разламывало голову, как, сначала, обеспечить безопасность захода Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава лайнера с ввезенными наблюдателями в беспокойном ещё во всем районе подходов к аэродрому Суровый. Было решено для прикрытия глиссады понижения литерного борта, на самых небезопасных участках, выделить два звена боевых вертолётов Ми-24 с самыми опытнейшеми экипажами. В назначенное время оба звена, каждое на своём участке, начали порезать в Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава ожидании прилёта литера круги, выстроив в кольцо ощеренные подвесками вооружения вертушки. Экипажи зорко всматривались в воздушное место, пытаясь рассмотреть в мутном зимнем небе контуры лайнера. Время текло, горючее вертушек неумолимо уменьшалось, приближая момент покидания назначенной для патрулирования зоны, а борта всё не было.

Все восемь экипажей, задрав головы, кропотливо Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава обшаривали взорами сероватые облака, из которых должна была вынырнуть «тушка», так в обиходе пилоты именуют данный тип самолёта.

И вдруг внимание 1-го из лётчиков группы прикрытия, случаем посмотревшего на лево, завлекло нечто, быстро перемещавшееся повдоль русла реки.

Приглядевшись, он увидел, как над Тереком, на высоте в два 10-ка метров, кропотливо Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава повторяя изгибы реки, несётся на большой скорости сорокатонная громада! Зрелище было так умопомрачительным, что вертолётчик не сходу поверил очам своим! Узкий, роскошный фюзеляж машины, казалось, пронзал расступающееся перед ним место. Стреловидные, вольно откинутые вспять крылья, активно махали вверх-вниз, как у лебедя в полёте. От парящего с большой скоростью на Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава невообразимой для такового самолёта высоте, сзади него подымалиь буруны волн, взметнувшиеся над аква гладью реки, не видевшей на своём веку ничего подобного.

С драконьим рёвом, покрывшем всё место вокруг, лайнер выскочил на окраину села Толстый Юрт, подняв всех кур за собой в воздух, и стал карабкаться повдоль «дальней» дороги Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава ввысь по склону Терского хребта практически на высоте шапки велосипедиста! Достигнув верхушки хребта, самолёт с воем ухнул вниз, проваливаясь в равнину, и плотоядно поводя носом, стал вынюхивать направление на полосу приземления аэропорта.

Завидев её в мутной пелене, аппарат чуток сбавил прыть, но, выполняя оканчивающий доворот, заложил таковой наклон Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава, что чуть ли не задел крылом за чахлые деревца. Перескочив начало полосы и сектор четкого приземления, с размаху шмякнулся лапами шасси о загаженный бетон, и, разбрызгивая волны грязищи, истерично взвыв реверсом, пронзительно скрипя тормозами, неудержимо понёсся к концу аэродрома. Каким-то чудом, не по другому при помощи молитвы, хором Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава исполняемой в экстриме пассажирами и экипажем, лайнер таки успел приостановить собственной бег на самом конце полосы, и здесь над аэродромом нависла тишь…

У оторопевших военных, наблюдавших такую посадочку, челюсти встали на свои места исключительно в тот момент, когда, в конце концов, через долгое-долгое время входной лючок супераппарата распахнулся Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава, и из него начали выпускать лестницу-стремянку. Подкатившие грузовики впитали комиссионеров и увезли их в город, еще дымящийся после недавнешних боёв. Недолго они там пробыли. Часа два. Но 1-ое, что востребовали изнеженные европейцы, чуть ступив на земную твердь, это чтоб в оборотный путь их выслали на чём угодно Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава, хоть на ишаках, танках, бронепоездах, только не на этом самолёте.

Смилостившись, командование послало мучеников вспять уже на вертушках…

Когда стали разбираться в случившемся, то пилотяга военный был здесь же вычислен и подвергнут допросу с пристрастием.

- Ты, такой-сякой, какого же хрена так насоветовал лететь командиру корабля?

- А он меня Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава спросил, как МЫ ЛЕТАЕМ. Я ему и поведал.

- Так какого же ты не произнес ему, что ты вертолётчик, и, стало быть, на ВЕРТОЛЁТЕ так на Суровый летаешь?

- А он не спросил, на чём Я ЛЕТАЮ, и мне не произнес, на чём ОН ЛЕТАЕТ.

Ну и что здесь с Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава него спросишь! Вот и взятки гладки!

МЕДОСМОТР

Так в авиации заведено, что в ней мед состоянию лётного состава уделяется особенное внимание. И это полностью объяснимо. Ну, представьте для себя, что в полёте чего-нибудть стрясётся с пилотом. Управлять воздушным судном можно исключительно в «твёрдом уме и здравой памяти». Очень уж специфичная, в Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава особенности в опреде-лённые моменты, деятельность людская. И на обочину, опять-таки, не свернешь, чтоб покемарить, прийти в себя, таблеточку сглотнуть и незначительно расслабиться.

Потому перед каждыми полётами пилоты проходят неотклонимый медосмотр, на предмет выявления болезнен-ного состояния. И врачи здесь, обычно, неумолимы. Ну, кому ж охота в Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава кутузку садиться в случае чего.

Пилоты потому докторов побаиваются и уважают. Имеющие за собой «грешки» - стараются с медиками «дружить». В общем, проявляют почтительность, так сказать. Но в жизни бывают различные ситуации, в особенности, когда касается таковой её составляющей, как служебные командировки.

Ведь что такое командировка? Время от времени - это метод Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава развеяться от наскучившей обыденности, от опостылевшего уклада гарнизонной жизни, нудной вереницы циклических изо денька в денек регламентированных уставом событий. А так же – возможность хоть на куцее время выкрутиться из-под пристального ока командиров, замполитов, жён и любопытствующих подчинённых, у кого они есть. Ну и «подывыться» на новые городка, достопримечательности Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава которых, сначала в виде ресторанов, манят и влекут военных с медвежьих углов.

На Далеком Востоке таких таёжных, расположенных вдалеке от цивилизации авиационных гарнизонов, было предостаточно. Потому Хабаровск, столица края, со своими «злачными» заведениями, приманивал к для себя, как земля обетованная.

А ещё вкруг этого славного городка понастроили огромное Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава количество аэродромов различного предназначения, на одном из которых размещался в своё время АРЗ (авиаремонтный завод), где осуществлялся полный ремонт такового восхитительного самолёта, как Ту-16. Был в своё время таковой реактивный первенец Далекой авиации.

В один прекрасный момент, пользуясь подвернувшимся случаем (как раз на военный совет вызвали, ну и Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава самолёт из АРЗ нужно было перегнать), командир одной из частей дальнебомбар-дировочной авиации прибыл в командировочку в краевой стольный град Хабаровск. Отсидев, как положено, на заседании военного совета воздушной армии, он прибыл с вызванным из полка экипажем на завод, чтоб принять после выполненного ремонта бомбовоз.

Аппарат благополучно приняли, облетали Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава, и подготовили к перелёту на родной аэродром. А дело было весной. Погода в тех краях в это время года капризная, малопредсказуемая, свойственна резкими сменами собственного настроения. Вот и здесь что-то не заладилось с погодой. Не дают «добра» никак. Но! Нет худа без добра! Здесь кто-то из членов экипажа вспомнил Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава, что у него конкретно сейчас денек рождения. Это сообщение вызвало приметное оживление в рядах команды, и, под многозначительные поглядывания друг на друга, родилась полностью ожидаемая в данных обстоятельствах коллективная идея о том, что хорошо бы посетить ближний ресторан, чтоб достойно отметить это событие. Сказано-сделано. Командир философски увидел, что если Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава пьянку нельзя предупредить, то её нужно возглавить и повёл личный состав прямиком в кабак. В ресторане дым висел коромыслом. Народу - битком. Много наблюдалось авиаторов, посреди которых обнаружились несколько общих знакомых, что ещё больше прибавило веселья и куражу проводимому мероприятию. Сделав заказ, лётчики провели дополнительное зрительное сканирование зала и нашли Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава несколько очень увлекательных особ дамского пола, которые здесь же оказались у их за столиком. Вечер сулил быть тяжелым. В тот момент застолья, когда, вкусив несколько первых чарок, наши персонажи только начали чувствовать наслаждение от уже проделанного пути и предвкушать ещё большее удовольствие от предстоящей перспективы, в зале ресторана Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава показался посыльный с аэродрома. Обозрев место зала, он прямиком направился к столику экипажа бомбовоза. Его сообщение прозвучало, как тема судьбы из пятой симфонии Бетховена. Оказывается, за это недолговременное, по понятиям гулявших пилотов время, и погода распогодилась и добро на перелёт получено, также - командующий лично начал интересоваться через КП о Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава причинах задержки с вылетом доблестного экипажа из гвардейской части, возглавляемым командиром полка.

В воздухе явственно запахло огромным скандалом. Появлялась самая стандартная для перелётчиков ситуация. «Господи, как это всё пОшло», - успел поразмыслить командир, но делать нечего, нужно было как-то выкручиваться. Проводя критическую эвакуацию, экипаж скоренько метнулся на аэродром Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава, благо он был неподалёку.

Наземная техно команда уже топталась около приготовленного к вылету самолёта-красавца. Оставалась одна закавыка. Нужно было пройти медосмотр до вылета. И здесь выяснилось, что больше всех успел принять на грудь конкретно командир. Уж и лавровый лист пожевал, и кофейные зёрна похрумкал, но - нет. Запах спиртного упрямо Повесть Я, ПОДПОЛКОВНИК ЖУКОВ. 8 глава пробивался через хилый заслон средств находящихся под рукой, применённых в качестве дезодоранта. А доктор на этом аэродроме имел самую наизловещую репутацию, славясь собственной лютостью и неподкупностью.


povedenie-v-krugu-sverstnikov.html
povedenie-vlastej-uchebnoe-posobie-statya-6-evropejskoj-konvencii-o-zashite-prav-cheloveka-prednaznacheno-dlya-sudej.html
povedenie-vzroslih-chasto-usugublyaet-trudnosti-podrostkov.html